Начнём с того, что интеллектуальная собственность – это, с точки зрения закона, СОБСТВЕННОСТЬ… То есть самая что ни на есть обычная, подлежащая охране, имеющая свою ценность. А значит, вложения в неё могут быть так же выгодны (или невыгодны), как и любые другие, будь то инвестирование в акции, драгметаллы, валюту или нефть.

Конечно, интеллектуальная собственность имеет особую специфику. Это, скажем, её нематериальный характер. Такую собственность очень легко украсть, лишив владельца всех или части доходов. Плоды интеллектуальной собственности без особых мер защиты хорошо поддаются копированию и неконтролируемому повторению, воспроизведению. Это создаёт для владельца так же немало рисков. Но собственность, востребованная рынком, способна приносить немалые, а иногда и огромные дивиденды.

Современная цивилизация и её артефакты всегда имеют в своей основе плоды сложного интеллектуального труда. Причём чем далее, тем больше. В ваш планшетный телефон заложены результаты мозговых усилий тысяч создателей. Только программное обеспечение насчитывает, как минимум, несколько сотен наименований. Без преувеличения, главный капитал современности – это информация.

За примерами далеко ходить не надо. Долларовый миллиардер Билл Гейтс стал таковым, продавая плоды интеллекта: операционную систему Microsoft. Долларовый миллиардер Цукерберг стал таковым, не золотом торгуя: результатами работы социальной сети Facebook. Ещё раз нужно признать: любой действительно крупный современный капитал появился благодаря информации и только ей. То есть благодаря интеллектуальной собственности.

Посмотрим теперь на такой интересный вид интеллектуальной собственности, как торговая марка (или товарный знак). Такой объект порой и информации-то особой не содержит, а оцениваться может в миллионы и миллиарды долларов.

Товарный знак в целом – это обозначение, которое позволяет индивидуализировать товары или услуги какого-либо их производителя. Знак регистрируется в государственных органах, и с момента регистрации его обладатель получает на знак исключительные права. По своему виду ТМ бывает как словесным, так графическим, звуковым, а также комбинированным. Если товарный знак становится брендом, то его владелец однозначно входит в число весьма богатых людей. История богата примерами, когда первоначальный владелец будущего мирового бренда не знал о потенциале своего товарного знака до момента его продажи. А покупатель умудрялся раскрутить бренд до мирового уровня.

Очень показателен пример Рэя Крока, который купил у братьев МакДональд права на технологию и торговую марку ныне известной всем и вся сети быстрых закусочных. Стоило всё удовольствие Кроку немногим менее тысячи долларов… Вот такие вложения в интеллектуальную собственность…

Чуть раньше мы упомянули особую разновидность товарного знака: это бренд. В принципе, данные понятия идентичны. Единственное, чем отличается бренд – возможностью устанавливать премиальные цены на товары или услуги, которые под брендом предлагаются. МакДональдс – это бренд, питание в нём дороже, чем в простом фаст-фуде через дорогу от МакДональдса же. То, что в безымянной закусочной, может, даже вкуснее кормят, никого не волнует: МакДональдс – это бренд, ничего не попишешь. Бренд – это такой способ продать что-то дороже, потому что у бренда есть мифология и даже какая-то религиозная составляющая. Потребитель придаёт определённой марке дополнительную воображаемую ценность, и это воображение и есть бренд.

Таким образом, интеллектуальная собственность может быть привлекательна для инвестиций благодаря необозримым перспективам роста ценности. Не всегда и не всякая, конечно же. Но золото, акции и полезные ископаемые не росли по цене в исторической перспективе такими гигантскими шагами, как бренды всемирно известных корпораций. Повторимся, инвестиции Рея Крока в бренд и франшизу составили менее 1000 долларов, а было это в середине 1950-х годов…

Напомним читателю, что речь идёт не о капитализации компаний, а именно об их интеллектуальной ценности. Если сегодня теоретически было бы, наверное, возможно выкупить все акции МакДональдса, то продать само наименование или купить его… Это всё равно, если кто-то соберётся купить Луну.

Итак, собственность на интеллектуальные плоды может быть фантастически выгодной инвестицией. Ключ к успеху – творческий и маркетинговый потенциал, который в такой собственности заложен. И, конечно же, грамотное управление. Посмотрим ещё на один вид собственности, который отлично монетизируется: это аудиовизуальная продукция. В частности – кино.

На Западе и особенно в США никто не стесняется признать: кино – это бизнес, причём иногда супербизнес. Вложения в раскрученные ленты могут окупаться во много раз. Причём на каждом шагу кинопроката идёт жёсткая вона за сохранение авторских прав. Не фильм ценен как некий физический объект (а сегодня из обихода исчезла даже киноплёнка, и фильм – это голая информация на жёстком диске). Миллионы долларов стоят права, а в фильме этих видов прав не один десяток. И на каждом следующем шагу от монтажной до кинозрителя за эти права всё время кто-то платит. А за попытку скопировать почти виртуальный объект можно получить вполне реальное наказание, вплоть до уголовного. Что, правда, нисколько не останавливает пиратов.

Brunette girl working over laptop computer on the beach.

К слову, если результаты интеллектуальной деятельности украли (или пытаются это сделать), значит, объект получился достойным. Как известно, плохое красть никто не будет. Это правило можно использовать, решая: вкладываться или не вкладываться в тот или иной продукт интеллектуальной деятельности. Чем желаннее объект для похитителя, тем ценнее он в качестве актива для инвестиций.

Обо всех многочисленных видах интеллектуального продукта и возможностях инвестиций рассказать не хватит книги. Закончим таким современным видом вложений, как вложения в программное обеспечение, информационные технологии в целом. Чем полезнее новая программа, чем она быстрее и точнее решает поставленные задачи, тем лучше она будет продаваться. Поэтому инвестиции в нужное людям современное ПО могут быть весьма привлекательными для инвестора. Очень выгодны вложения в программы, которые что-то автоматизируют, делая за человека какую-то работу. Скажем, контролируют поток пассажиров. Регулируют питание растений и животных на ферме. Или играют на финансовой бирже. Есть и такие – торговые роботы. Это также инвестиционно выгодные продукты программного обеспечения.

Чем далее мы уходим по дороге времени в ХХI век, тем дальше жизнь будет зависеть от информации, а главное – интеллекта, который с ней работает. Причём сегодня уже вовсе не обязательно это интеллект человеческий. При массовом внедрении ИИ (искусственного интеллекта) появятся новые интересные вопросы и объекты для инвестирования. Если робот в отсутствие хозяина сочинил ставшую популярной музыку – кому приписывать авторство и кто хозяин гонорара? По крайней мере, возможностей выгодно вкладываться в интеллектуальную собственность станет на порядок больше.

Комментарии